Facebook

Ланч в музее

Искусство и кулинария — два разных мира. Так считалось долгое время, но теперь они начали сближаться. Как кормят в московских музеях?

В Париже высокую кухню можно отведать в стеклянной пирамиде Центра Жоржа Помпиду. Вкушают хорошую пищу и в нью-йоркском Музее современного искусства. В Москве сейчас входит в моду то, что кажется необходимым: молодые амбициозные галереи встречаются с процветающей кулинарной культурой. Икру теперь можно есть рядом с полотном Пикассо. Ну, если и не икру рядом с Пикассо, то, как минимум, сэндвич рядом с работой Павла Пепперштейна. Дальше будет еще лучше.

Первые

Центр современного искусства «Винзавод» сделал еще один шаг в верном направлении. Ему с самого начала требовалось заведение, где можно поесть. Удивительно, почему «Стардог!s» или другая сеть киосков не открыла здесь филиал. Затраты наверняка окупились бы со временем.

Что бы ни было причиной ожидания, но когда год назад «[цурцум]кафе» распахнуло двери, оно немедленно заполнилось посетителями и работниками галерей. Кафе на «Винзаводе» — стопроцентно выигрышный проект, к несчастью для посетителей. Блюда «цурцума» не позволяют умереть от голода, но и только. Очень жаль. С другой стороны, заведение недорогое: московская «обязаловка» в виде салата «Цезарь» и пасты (песто, грибы, креветки), телячьи медальоны и борщ обойдутся рублей в пятьсот или даже триста. Многих, впрочем, радует атмосфера заведения. Здесь за чашечкой кофе, в окружении легкой суеты можно долго обсуждать, «в чем смысл» той огромной подвешенной коробки, которую вы разглядывали на выставке.

Новички

По сравнению с привычными в музейном мире киосками с корявыми бутербродами еда в «[цурцуме]» и «Гараже» — стратосфера качества. Но эти заведения все же не являются ресторанами с полным циклом обслуживания. А вот «Москвич» таковым является. Необычное заведение в необычном месте, клубе и музее «Автовилль», где в огромном пространстве современной архитектуры демонстрируется примерно 50 винтажных автомобилей. Это часть комплекса «Фьюжн_парк», спроектированного Владимиром Плоткиным.

Изумительная элегантность «Москвича» поражает, особенно в сравнении с металлически-стеклянным фойе музея. Кремово-черные интерьеры украшены смехотворно увеличенными картинами со старыми машинами. В меню «старомосковская ностальгия» (котлеты по-киевски, салат оливье, пельмени) причудливо сочетается с умеренно оригинальными новомосковскими блюдами, выбор которых впечатляет. Здесь и жаренные в масле артишоки с горгонзолой, и оленина с полентой. Если эти вкусности показывают, каким «блюдом» станет новая Москва, то нам остается лишь с нетерпением ожидать.

Надеемся, формат заведения не станет трендом, потому что мало кому будет интересно вкушать серьезные блюда после нескольких часов музейного «окультуривания».

Одно заведение представляет будущее музейного питания. Оно и расположено в центре городской архитектурной моды. Имеется в виду бывшая шоколадная фабрика «Красный Октябрь». Это, как и «Винзавод», преобразованное промышленное пространство со всеми вытекающими последствиями. Правда, «Октябрь» гораздо больше, расположен ближе к центру города, у него более интересный фасад.

Тот факт, что фабрика была одним из самых известных в стране производителей шоколада, вызывает теплые «ароматные» ассоциации. Скоро там откроется с полдюжины ресторанов, поддерживающих, так сказать, связь бывшей фабрики с едой. Заведения — с лучшими шеф-поварами и рестораторами Москвы, включая Анатолия Комма, который, очевидно, разработает меню ресторана-клуба «Прогрессивный папа». Вышеупомянутым Натану и Натали, видимо, поручат гастрономический паб кафе-бара. И это можно считать многообещающим началом быстро развивающихся отношений между ресторанами и высоким искусством.



Категория